ГлавнаяПубликацииСтатьиФормирование лидерского характера

Формирование лидерского характера

Формирование лидерского характера

ВВЕДЕНИЕ

Формирование лидерского характера – тема, которая важна всегда, но особенно – в последнее время, когда верность, посвященность, настойчивость, смирение становятся достаточно редкими качествами даже в среде христианства.

Как происходит формирование характера христианского лидера, служителя? Очевидно, что в этом процессе немалую роль играют другие христиане, окружающие его. Мудрый Соломон в книге Притчей писал:

«Железо железо острит, и человек изощряет взгляд друга своего» (Пр. 27:17), а апостол Петр наставляет верующих: «и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом» (1 Пет.2:5).

Платон Харчлаа, истолковывая этот отрывок из Притчей, писал: «Взгляд в этом стихе подразумевает отношение к жизни и людям, взгляд на вещи (подход к ним), возможно, и разум. Все это оттачивается, «изощряется» (подобно железному ножу о другой железный нож) во взаимоотношениях людей, благодаря их взаимному влиянию друг на друга».

Взаимное положительное влияние христиан очевидно. Призывы и признание Священного Писания не вызывают сомнения. Но при общем положительном влиянии нельзя не отметить три основные категории людей, которые больше всего содействуют настоящему совершенствованию и окончательной «огранке» характера. Это – верные и добрые друзья, строгие учителя и духовные отцы. Именно об этих трех категориях людей и их важном положительном влиянии на формирование характера христианского служителя хочется сказать.

ИОАНН МАРК – СТАРТОВАЯ ПОЗИЦИЯ

Первые два отрывка, проливающие свет на личность Иоанна Марка, записаны в 12 и 13 главах книги Деяний Апостолов:

«И, осмотревшись, (Петр) пришел к дому Марии, матери Иоанна, называемого Марком, где многие собрались и молились» (12:14);

«и, быв в Саламине, (Варнава и Павел) проповедовали слово Божие в синагогах Иудейских; имели же при себе и Иоанна для служения… Отплыв из Пафа, Павел и бывшие при нем прибыли в Пергию, в Памфилии. Но Иоанн, отделившись от них, возвратился в Иерусалим» (13:6, 13).

Уже эти стихи говорят о многом.

 

Первое: Марку еще с детства были известны многие духовные истины, поскольку его мать была верующей и в их доме регулярно проходили молитвенные собрания.

 

Второе: благодаря личным взаимоотношениям с Варнавой, Иоанн Марк получил прекрасный шанс реализовать себя в труде на ниве Божьей.

 

И третье: он проявил неверность, оставив своих спутников и пренебрегши служением, доверенным ему.

 

Такая картина, к сожалению, характерна для жизни многих христиан. Некоторые так и останавливаются на уровне, описанном выше, и никогда уже не поднимаются и не проявляют себя в труде на ниве Божьей. Можно с горечью констатировать, что некоторые из этих людей уходят и от Господа.

 

Те же, кто, подобно Марку, не заканчивают на этом свою историю, могут свидетельствовать о воздействии Господа на их жизнь через конкретных людей.

 

Гордон Фергюссон, автор книги «Сила благодарности», говоря о людях, которые встретились ему на жизненном пути и имели на него положительное влияние, писал: «Если «всякое даяние доброе и дар совершенный нисходят свыше» (Иак. 1:17), тогда все эти люди были Божьим даром в моей жизни. Я благодарил Бога за великое множество людей, которых Он поместил на моем жизненном пути, чтобы действовать через них в моей жизни и незримо вести меня к Себе. Я ощущаю особую благодарность моим духовным друзьям и наставникам, которые любили меня, заслуживаю я того или нет… Я вспоминал своих учителей, которые изменили мою судьбу, разглядев во мне гораздо больше, чем я сам мог увидеть… Я благодарил Бога за тех людей, кто помог мне сформироваться и стать тем, кем я в конце концов стал».

 

Вероятно, что-то подобное мог бы сказать и Марк в конце своей христианской жизни. И ключевую роль в этом сыграли три человека: Варнава, Павел и Петр.

НАСТОЯЩИЙ ДРУГ

Варнава в жизни Марка

Описывая Варнаву, Лука не удерживается от самых положительных эпитетов:

«Так Иосия, прозванный от Апостолов Варнавою, что значит - сын утешения, левит, родом Кипрянин» (Деян. 4:36);

«ибо он был муж добрый и исполненный Духа Святого и веры» (Деян.11:24);

«то мы, собравшись, единодушно рассудили, избрав мужей, послать их к вам с возлюбленными нашими Варнавою и Павлом, человеками, предавшими души свои за имя Господа нашего Иисуса Христа» (Деян. 15:25-26).

Девид Стерн, составитель «Еврейского Нового завета с комментарием», объясняя первый отрывок, пишет так: «Утешающий переводит греческое слово «уиос параклетос», которое может нести значения: «сын совета», «сын утешения», «сын наставления», «сын поощрения». Арамейское слово «бар» (сын) часто имеет значение «имеющий качества (чего-то)». Слово «набба», очевидно, родственно ивритскому корню, означающему «пророк», а пророк – это тот, кто советует, утешает, наставляет и поощряет к чему-либо. Вероятно, Йосеф всегда утешал и наставлял своих братьев («талмидим», и поэтому посланники так его прозвали».

Но, помимо прекрасных эпитетов, вырисовываются и другие грани характера Варнавы. Первая и самая яркая грань – это то, что он верил в других и способствовал их росту, мог увидеть в других то, во что его соратники даже отказывались верить. Лучший пример этому – ситуация с Савлом.

«Савл прибыл в Иерусалим и старался пристать к ученикам; но все боялись его, не веря, что он ученик. Варнава же, взяв его, пришел к Апостолам и рассказал им, как на пути он видел Господа, и что говорил ему Господь, и как он в Дамаске смело проповедовал во имя Иисуса» (Деян. 9:26-27).

Фактически, именно Варнава открыл дверь Савлу для общения со «столпами Иерусалимской церкви». И очевидно, что данное общение сильно обогатило будущего Апостола.

В дальнейшем содействие Варнавы не прекратилось. Став фактически пастором в Антиохии, он посчитал нужным найти Савла, убедить и привести его из Тарса в свою церковь и сделать соработником на ниве Божьей, доверив ему учительское служение.

Подтверждение тому мы читаем в Деяниях: «Потом Варнава пошел в Тарс искать Свала и, найдя его, привел в Антиохию. Целый год собирались они в церкви и учили немалое число людей, и ученики в Антиохии в первый раз стали называться Христианами» (11:25-26).

Библия не дает информации, всегда ли Савл оправдывал ожидания человека, который его поднял в служении, это и не суть важно. В контексте нашего исследования намного интересней посмотреть на отношения Варнавы и Марка. Здесь уже ясно видно, что родственник Варнавы подвел Апостолов, доверивших ему соучастие в первом миссионерском путешествии (см. Деяния 13:13). Как относиться к такому человеку? Имеет ли он право на второй шанс? Или «верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом» (Лук.16:10)?

Исходя из пятнадцатой главы Деяний, мы можем увидеть, что два великих Апостола – Варнава и Павел – заняли неодинаковую позицию по отношению к Иоанну Марку. Очевидно, что позиция «Сына утешения» была позицией искреннего друга, который готов простить, покрыть любовью и с верой протянуть руку, давая еще одну возможность исправиться.

«По некотором времени Павел сказал Варнаве: пойдем опять, посетим братьев наших по всем городам, в которых мы проповедали слово Господне, как они живут. Варнава хотел взять с собою Иоанна, называемого Марком. Но Павел полагал не брать отставшего от них в Памфилии и не шедшего с ними на дело, на которое они были посланы. Отсюда произошло огорчение, так что они разлучились друг с другом; и Варнава, взяв Марка, отплыл в Кипр» (Деян. 15:36-39).

 

Кто был прав в этой ситуации? Некоторые толкователи принимают сторону Павла.

«Он (Варнава) решил взять с собою Иоанна Марка только потому, что тот был его родственником, – считает Мэтью Генри. – Поэтому он был так добр к нему и так ревновал о его благополучии. Надо различать в себе подобные пристрастия и стараться не предпочитать своих родственников другим верующим».

Вильям Келли в «Лекциях по книге Деяний и посланиям Апостола Павла» высказывается еще более категорично: «Я почти не сомневаюсь, что ближайшие братья сердечно рассудили, что Павел был прав, а Варнава ошибался, ибо апостол, избрав себе Силу, отправился, как здесь сказано, «быв поручен братьями благодати Божьей», не сказав ни слова о том, что братья отправили Варнаву и Иоанна. Никому и в голову не придет, что Варнава имел благословение Бога».

Проблема цитируемых выше толкователей заключается в том, что, анализируя конфликт, они как правило пытаются определить, кто прав и виноват. Но здесь более важен вопрос влияния на третью личность – самого Иоанна Марка. Вторая ошибка заключается в том, что, критикуя Варнаву за лицеприятие, они упускают из виду саму суть его характера: доброту, мягкость и доверительность, которую он проявлял не только к своему родственнику.

Картину однако, можно видеть и в другом ракурсе.

Варнава дал своему двоюродному брату Марку вторую возможность показать себя, взяв его в свое путешествие на Кипр. Марк позднее работал с Петром (1-е Пет. 5:13) и стал автором второго Евангелия. Не осуждая Павла за его отказ взять с собой Марка в это посещение недавно образованных церквей в Малой Азии, мы можем быть благодарны Варнаве за то, что он сохранил для царства Божьего ценного работника. Особенно мы можем благодарить Бога, Который нашел, как использовать человека, однажды допустившего ошибку.

Знаменитый Иоанн Златоуст так высказывается по этому вопросу: «Мне кажется даже, что и разделение произошло у них по согласию и что они сказали друг другу: так как я не желаю этого, а ты желаешь, то, чтобы нам не ссориться, разделимся по разным местам.

Таким образом, они сделали это, совершенно уступая друг другу. Варнава хотел, чтобы оставалось мнение Павла, и потому отделился; также и Павел хотел, чтобы оставалось мнение Варнавы, и потому делает то же и отделяется. А Марку эта распря принесла большую пользу.

Строгость Павла вразумила его, а доброта Варнавы сделала, что он не остался; так распря, бывшая между ними, достигает одной цели — пользы».

 

Подводя итог этому пункту исследований, стоит согласиться в том, что сейчас трудно сказать, кто же из них – Варнава или Павел – был прав. Но одно ясно: Марку крайне повезло, что у него был такой друг, как Варнава. Забегая наперед, скажем, что Марк вернул себе доброе имя. Думаю, что именно дружба Варнавы помогла ему не почувствовать себя полностью отверженным и исправить прошлые ошибки. Великое дело – иметь человека, который верит в тебя и снова протягивает руку, когда другие уже этого не делают. Варнава верил в Марка и, в конце концов, Марк оправдал его доверие.

 

 

Строгий и требовательный учитель

Апостол Павел в жизни Иоанна Марка

Теперь давайте посмотрим на второго человека, сыгравшего важную роль в жизни Иоанна Марка. Отношение Павла к Марку можно увидеть в том же эпизоде, который охарактеризовал позицию Варнавы (Деян. 15:36-39). Если последний был готов протянуть руку и дать ему еще один шанс, то «Апостол язычников» был непреклонен: «не брать отставшего от них в Памфилии и не шедшего с ними на дело, на которое они были посланы» (Деян. 15:37).

Не будем повторять ошибку толкователей, о которой мы упоминали в предыдущей главе, и выяснять, кто был прав. Взглянем на эту ситуацию с позиции влияния на характер Иоанна Марка. Его слабости и огрехи были очевидны, но, как часто это бывает в христианской среде, трудно найти человека, который бы смог прямо назвать белое белым, а черное черным и, тем самым, показать другому, в чем ему следует изменяться. Павел был достаточно прям и строг, характеризуя Марка. Он был категоричен и принципиален относительно «второго шанса», поскольку человек, подведший однажды, мог подвести повторно и не заслуживал доверия. Павел считал недостойным такой чести человека, уже однажды поставившего под сомнение свою репутацию, и тем более невозможным привлекать к труду человека, потерявшего доверие, по крайней мере, до тех пор, пока тот не будет испытан в течение длительного времени.

«Впоследствии, по всей видимости, - заметил Мэтью Генри, -у Павла сложится об Иоанне Марке иное мнение, лучшее, нежели то, которое было у него в тот момент. И совсем не потому, что он передумал, а потому, что Иоанн будет вновь испытан, так как Павел напишет потом Тимофею (2 Тим. 4:11)…

Чуа Уи Хайан, автор монографии «Пастырь или наемник?», считал: «Упрек, хотя он временами причиняет боль, предназначен для исцеления. Подобно скальпелю хирурга, обличение, когда «правда говорится с любовью», убирает больные ткани, при этом его главная цель состоит в том, чтобы принести исцеление и восстановить целостность». Возможно, Павел в примере с Марком показал себя лучшим знатоком духовной медицины, чем его спутник Лука.

По-видимому, наиболее точно увидел эту ситуацию Иоанн Златоуст, высказывание которого я уже цитировал выше. Сейчас же считаю уместным продолжить эту цитату:

«…Видя, что Павел решается оставить его, Марк весьма устрашился и осудил себя; а видя, что Варнава столько расположен к нему, он весьма возлюбил его; таким образом распря учителей исправила ученика, так он далек был от того, чтобы соблазняться ею. Ибо, если бы они делали это для собственной чести, то, конечно, он мог бы соблазниться; но так как они препирались для его спасения и единственно для того, чтобы показать, как премудры советы (Бога), удостоившего его такой чести, то что здесь предосудительного?».

Строгость Павла была нужна Марку, как и доброта Варнавы. Без четких и прямых корректировок характер спутника Апостолов еще бы долго оставался несовершенным. Строгий учитель часто бывает неприятен и нелюбим, но именно его уроки запоминаются лучше всего. Очевидно, что наставления Павла Марк пронес через всю свою жизнь, сдавши в конце концов, свой экзамен на зрелость.

 

ДУХОВНЫЙ ОТЕЦ

Петр для Марка

Основанием для того, чтобы назвать Петра духовным отцом, является стих из послания Апостола: «Приветствует вас избранная, подобно вам, церковь в Вавилоне и Марк, сын мой» (1 Пет. 5:13).

Марк не был физическим сыном Петра, но, исходя из этого отрывка, его можно назвать духовным сыном. Дерек Принс в своей книге «Мужья и отцы» писал: «Настоящий отец – это самый совершенный образ Бога, которого может достичь мужчина, потому что отцовство само по себе является конечным откровением Бога о Себе Самом». Тем же, кто не стал физическим отцом, Д. Принс советовал: «для вас остается открытой другая форма отцовства – духовное отцовство. Я имею в виду такую форму отцовства, которая вытекает из духовных, нефизических отношений. Ни в коем случае духовное отцовство не является менее значимым, второсортным типом отцовства. Кстати, некоторые из самых важных героев Библии служили примером именно духовного отцовства».

Продолжая мысль Дерека Принса, я бы назвал в строю великих духовных отцов наряду с Авраамом и Павлом также и Петра, поскольку именно ему выпала благая часть – довершить формирование служителя по имени Иоанн Марк. По-видимому, до встречи с Кифой, место духовного отца в жизни будущего автора Евангелия зияло пустотой, что и порождало определенные личностные недостатки. Соглашаясь, снова хочется процитировать Д. Принса:

«Исходя из опыта моего служения, о котором я говорил раньше, а также из прочих наблюдений, я, в конечном счете, стал видеть, что для того, чтобы взрастить из новообращенных посвященных христиан, необходимо именно духовное отцовство…

Там, где не практикуется эффективное духовное отцовство, большинство новообращенных остаются духовными сиротами, которые так и не становятся зрелыми, плодоносными членами Божьей семьи…. Таким людям не достает дисциплины, четкости цели, они открыты для всякого рода сатанинского соблазна и обольщения».

Не правда ли, что-то похожее можно было увидеть и у Марка в начале его христианского пути? Слава Богу, что отчасти недостаток отцовства заполнили добрый друг и близкий родственник Варнава и строгий учитель Павел. Но пришел момент, когда Господь поставил окончательный штрих на портрете. И это было сделано через умудренного к этому моменту опытом «Апостола для обрезанных».

Исходя из исторических данных, можно предположить, что основным местом совместного служения Петра и Марка стал Рим, хотя не исключена их совместная деятельность в Малой Азии, христианам которой Петр адресовал свое первое послание (1 Пет. 1:1).

Папий Гиерапольский, автор первой «Истории Церкви» пишет: «Марк поистине переводчиком Петра был; то, что запомнил из Господом сказанного или соделанного, он точно записал, но не по порядку, ибо он и не слышал Господа, и не сопровождал Его. Позднее, как сказано, он слышал и сопровождал Петра, который проповедовал, применяясь к обстоятельствам… Марк записывал так, как запомнил. Ибо он заботился только о том, как бы не пропустить и не передать неверно».

Общение и сотрудничество с Петром переросло в отцовско-сыновьи отношения. Действительно, Петру было что дать и чем поделиться. Его духовный опыт и, по-видимому, дисциплинирование оказались очень ценными для Иоанна Марка. Очевидно, что как любящий духовный отец, Петр применял слова Писания в действии:

«Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны. Притом, если мы, будучи наказываемы плотскими родителями нашими, боялись их, то не гораздо ли более должны покориться Отцу духов, чтобы жить? Те наказывали нас по своему произволу для немногих дней; а Сей - для пользы, чтобы нам иметь участие в святости Его» (Евр. 12:7-10).

Составители «Библейской энциклопедии Брокгауза» считают, что «Марк был приведен к вере Петром». Впрочем, даже если это и не так, у Апостола было достаточно влияния и моральных прав для того, чтобы нанести «последние грани» на драгоценный камень очень колоритной личности и увидеть плод совместных усилий нескольких известных служителей. Сам Петр, возможно, думая о межличностных отношениях, написал:

«И сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом» (1 Пет. 2:5).

Камни строящегося зданиями неизбежно связаны друг с другом, их конфигурация влияет на взаимное расположения, иногда их трут друг о друга, чтобы прилегание было идеальным. Дом духовный строится ежедневно, и в процессе этого строительства Господь обращает внимание на материал – духовных личностей, которые соединяются в единое целое Божьим Духом, для того «чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу».

 

ИТОГОВОЕ ДЕЙСТВИЕ

Конечный результат в жизни Иоанна Марка

Мудрый Соломон писал: «Конец дела лучше начала его» (Эккл. 7:2). Взглянем же на итог деятельности доброго друга, строгого учителя и духовного отца в жизни Иоанна Марка. Время, когда произошел конфликт между Варнавой и Павлом, можно отнести примерно к 49 году – началу второго миссионерского путешествия.

Теперь взглянем на тюремные послания Павла, написанные примерно между 61-м и 62-м годами от Р.Х.

Проходит около десяти лет, в течение которых Господь работал над характером когда-то непостоянного и неверного служителя. Давайте прочитаем, кто стал добровольным спутником Апостола Павла в заключении:

«Приветствует тебя Епафрас, узник вместе со мною ради Христа Иисуса, Марк, Аристарх, Димас, Лука, сотрудники мои» (Фил. 23-24).

Не правда ли, интересно увидеть среди прочих имя Марка? Он уже не легкомысленный «рейнджер», а надежный сотрудник, о котором сам Павел пишет:

«Приветствует вас Аристарх, заключенный вместе со мною, и Марк, племянник Варнавы [о котором вы получили приказания: если придет к вам, примите его], также Иисус, прозываемый Иустом, оба из обрезанных. Они - единственные сотрудники для Царствия Божия, бывшие мне отрадою» (Кол. 4:10-11).

Не ошибся ли великий Апостол? Конечно, нет. Он не ошибался в 49 году в Антиохии и, конечно, не ошибся, признавая очевидный факт в темнице Рима. Марк действительно стал одним из тех немногих сотрудников, которые были отрадой для прославленного служителя.

В сырой тюремной камере Рима рядом с Павлом был уже не тот Марк, который оставил его в середине пути десятью годами раньше. Бог изменил его. И совершенно логично, что последнюю оценку должен был дать тот, кто однажды строго и категорично провозгласил: «не брать отставшего от них в Памфилии и не шедшего с ними на дело, на которое они были посланы» (Деян. 15:38).

Эта последняя оценка была дана во втором послании Тимофею, которое называют «духовным завещанием Павла». Обращаясь к своему духовному сыну и сетуя на то, что многие оставили его, Апостол пишет:

«Марка возьми и приведи с собою, ибо он мне нужен для служения» (2 Тим. 4:11). Дальнейшее можно оставить без комментариев.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, какой же итог можно подвести? Мы, люди, призваны к тому, чтобы влиять друг на друга (и лучше – положительно). Мы, христиане, призваны к тому, чтобы влиять на мир. «Вы – соль земли», « вы – свет миру» - сказал Христос (Мат. 5:13, 14). Нам, служителям, звучит призыв Апостола Павла: «наставляйте друг друга каждый день, доколе можно говорить: "ныне", чтобы кто из вас не ожесточился, обольстившись грехом» (Евр. 3:13).

Благодарение Богу, когда рядом с нами есть те, кто может стать благословением через наставление, увещевание или просто слово любви. Но в примере с Иоанном Марком мы сфокусировались на трех категориях людей – добрых друзьях, строгих учителях и духовных отцах.

Итак, давайте по порядку изложим положительные стороны влияния людей каждой категории.

Добрый друг постоянно видит лучшее и верит в лучшее. Он готов принять тебя таким, какой ты есть, и дать тебе и второй, и третий шанс, протягивая руку. Друг помогает не утратить веру в свои силы и являет собой любовь Божью. Таким был Варнава для Марка.

Добрый друг помогает не ожесточиться и сохранить мягкое сердце, несмотря на все гонения, испытания и жестокость. Таким был Ионафан для Давида.

Друг рискует собственной жизнью для того, чтобы сохранить в тебе милосердие и веру в людей. Дружба связана с доверием, жертвенностью и взаимной открытостью. Такой уровень взаимоотношений и влияния открыл своим ученикам Иисус.

Друг компенсирует твои недостатки своими преимуществами, при этом он уважает и ценит твои особенности и твои преимущества.

Строгий учитель помогает трезво взглянуть на свои недостатки и увидеть опасность при их сохранении. Он обличает и говорит правду, не боясь испортить взаимоотношения. Таким был Павел для Марка и Нафан для Давида.

Требовательный и внимательный учитель не ждет, пока проблема зайдет слишком далеко – он пытается вскрыть ее в самом начале, для того, чтобы она не имела худших плодов впоследствии. Таким был Павел для галатов.

Великий учитель говорит и слова похвалы, и слова укоризны с целью исправив, помочь занять достойное положение. Таким был Иисус для Петра.

Учитель задает высокий стандарт, который не позволяет расслабиться и почить на лаврах. Он не собирается пропускать мимо себя твои ошибки и греховные поступки ради того, чтобы ты смог исправить их и впоследствии заслужить настоящее уважение.

Духовный отец имеет власть и авторитет, исходящий из личного вклада и труда. Он может наказывать для пользы и совершенствования характера, но ему так же есть что дать. Отец может предложить себя в качестве примера для подражания, он может сказать «следуй за мной» и искренно радоваться за успехи своего сына. Такими отцами стали Петр для Марка, Давид для Соломона, Павел для Тимофея и Коринфян, Иисус для Своих Апостолов.

Глядя на этот длинный список, хочется повторить слова Дерека Принса:

«Христианство обращает внимание на каждого отдельного человека, который идет за Иисусом, потому что христианство желает порождать не попутчиков, а посвященных последователей».

Хочется вознести молитву Господу за добрых друзей, строгих учителей и духовных отцов, которых Бог подарил мне на жизненном пути. И, склоняя колени перед Творцом, воскликнуть: «Боже, дай каждому христианину друга, учителя и отца, чтобы в конце концов никто не был потерян, но каждый оказался признанным Тобой годным на служение!»

Александр Шульга

Страницы, близкие по смыслу
© 2004—2018 Международный университет «Видение»
Все права защищены. При использовании материалов ссылка на источник обязательна!